20-07-13

Московский казак. У многих этот образ вызывает удивление, а у некоторых даже смех. «Ряженые», «асфальтовые» — подобные эпитеты давно прикрепились к казакам российских мегаполисов. Порой, когда видишь подвыпивших мужиков с «иконостасами» сомнительных орденов на груди и широченными лампасами на шароварах или слышишь об инициативе создания «казачьего такси», с сожалением понимаешь, что ирония не всегда беспочвенна.

Атаман Леонид Макуров: «Казачество и коммерция несовместимы»
Однако сегодня настоящие реестровые казаки, взявшие на себя обязательства по несению государственной службы, есть не только в степных станицах, но и в крупных городах. Так, атаманом Московского окружного казачьего общества является Леонид Макуров, с ноября 2011 года также возглавляющий Комитет по делам казачества города Москвы. «Культура» встретилась с атаманом и расспросила его о жизни столичных казаков.

культура: Многие презрительно именуют городских казаков «асфальтовыми». Есть ли в этом доля правды?
Макуров: Нужно сказать, что возрождение российского казачества началось именно с Москвы и других крупных городов. Люди, начавшие это дело, хотя и были в основной массе горожанами, сохраняли историческую память о своих корнях и, разумеется, считали и считают себя настоящими казаками, а никакими не «асфальтовыми». К слову, казаками или потомками казаков сегодня, по опросам, называют себя порядка 300 тысяч москвичей. Более того, московское казачество никогда не разрывало связи с «Присудом» — то есть теми землями, которые исторически принадлежат казакам: Доном, Кубанью, Ставропольем, Уралом, Сибирью — местами их традиционного расселения. Проблема современного казачества не в том, что значительная часть казаков живет в городах, но в том, что у нас до сих пор отсутствует четкая общая идентификация. В нашей разобщенности.

культура: Наверное, именно поэтому сегодня в России существуют те самые «ряженые», неприязнь к которым очень часто распространяется на все казачество.

Макуров: Да, к сожалению, именно так. Но все-таки основная часть сегодняшних казаков — это люди, сохранившие казачий культурный код, пронеся его через десятилетия расказачивания и репрессий. Конечно, на первых порах к нам примкнуло немало людей, не состоявшихся в жизни, не наигравшихся в войнушку, которым было приятно наряжаться в военную или псевдовоенную форму, надевать алюминиевые «ордена», напоминающие дореволюционные награды. Действительно, появилось очень много псевдоказачьих обществ, не имевших под собой никакой реальной основы, а потому так и не осуществивших никакой конкретной деятельности. Но постепенно выкристаллизовались люди, готовые работать на благо казачества и Государства Российского, а «ряженые», не принимающие участия в реальных делах, постепенно начали отходить на второй план. К слову, исконный казачий психотип очень хорошо выражается термином Льва Гумилева «пассионарность». Именно поэтому за всю историю русского казачества к нему постоянно примыкали пассионарные люди из самых разных народов.


культура: И тем не менее медийный образ московских казаков — либо комичный, либо негативный. Вот недавно СМИ растиражировали «рейд» пьяных казаков на Белорусском вокзале и инициативу создания «казачьего такси».

Макуров: Скажем прямо, основная проблема здесь опять-таки в разобщенности. Часто это дело рук остатков той самой «ряженой» вольницы, которая не имеет никакого отношения к реестровому казачеству и серьезным казачьим общественным организациям. А инициатива с «казачьим такси» так и вовсе напоминает трагические события 20–30‑х годов, когда в эмиграции даже генералам приходилось служить таксистами. Понятно, что нет ничего зазорного, если казак в частном порядке зарабатывает на хлеб извозом, но использовать славное имя казачества в коммерческих целях недопустимо.


культура: Сегодня государство пытается упорядочить жизнь казаков, существует федеральный закон «О государственной службе российского казачества», созданы реестровые казачьи общества, наконец, возглавляемый Вами комитет. Благодаря этим мерам нынешняя вольница будет приведена к некому общему знаменателю?

Макуров: Реестровые структуры, созданные в соответствии с названным вами законом 2005 года, имеют право на несение государственной и иной службы. Сюда, согласно закону, относятся охрана общественного порядка, окружающей среды, патриотическое воспитание молодежи и ее подготовка к военной службе, ликвидация последствий стихийных бедствий и других чрезвычайных ситуаций, тушение пожаров и так далее. Но, скажем прямо, пока это реализуется не в должной мере. То есть создана законодательная платформа для подобной деятельности, но до сих пор не прописаны ее механизмы. В том числе именно поэтому большинство московских казаков пока остаются во всевозможных казачьих общественных организациях и клубах по интересам, но не идут в реестровое общество. Хотя, например, с Главным управлением МВД по городу Москве у нас складываются рабочие отношения, и уже сегодня многие московские казаки патрулируют улицы в составе добровольной народной дружины.


Что же касается работы Комитета по делам казачества, то наша главная задача, помимо объединения московского казачества, — информационная и организационная. Мы хотим довести до сведения москвичей те реальные дела, которыми сегодня заняты казаки столицы. На сайте Комитета размещаем подробную информацию: ведь практически ежедневно в Москве проходят казачьи мероприятия. А уже в конце сентября мы проведем Третий международный фестиваль «Казачья станица Москва», традиционно собирающий десятки тысяч участников. Надеюсь, это будет праздник для всех москвичей, которые смогут узнать о жизни современных казаков, что называется, из первых рук.
Михаил ТЮРЕНКОВ
http://portal-kultura.ru/articles/country/6602-ataman-leonid-makurov-kazachestvo-i-kommertsiya-nesovmestimy/

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.