1-05-13

Порошенко: О первом миллионе и продаже "Roshen". ИНТЕРВЬЮВ апрельском номере Forbes вышла статья об истории бизнеса украинского миллиардера Петра Порошенко, которая будет опубликована на сайте после майских праздников. С героем статьи журналисты встречались в его офисе на Рыбальском полуострове. Портал Candynet.ru публикует часть двухчасового интервью Порошенко, в котором он рассказал, как строил свой бизнес.


- С чего начинали в бизнесе?


- Есть замечательная фраза Генри Форда: «Я готов отчитаться за любой из своих дней жизни, но не спрашивайте у меня, как я заработал первый миллион».

Я, в отличие от Форда, готов отчитаться и за первый миллион.

В 1986 году, когда я вернулся из армии, был принят закон об индивидуальной трудовой деятельности. Позже предприятиям разрешили самостоятельно заниматься внешней торговлей, были приняты законы о малых предприятиях, о кооперации. Каждый из этих законов открывал передо мной совершенно новые перспективы. Я был на острие. У меня был первый номер свидетельства об индивидуальной трудовой деятельности, который я получил на консультационные услуги в Печерском райфинотделе. Потом у меня было одно из первых малых предприятий Украины, которое называлось «Центр сервиса».

В университете у нас было более 90 курсов в программе. И главное, что нас отличало - нас учили учиться.

Мы знали, как выставлять аккредитивы, как открывать и подписывать контракты, какие прописывать требования, арбитражные оговорки. Мы обладали уникальными знаниями, чтобы консультировать предприятия, которые хотели выйти на внешние рынки. Это были разные предприятия - металлургические заводы, управления строительства электростанций, оборонные предприятия. Мы делали для них анализ внешних рынков, помогали заключать контракты. И брали при этом 0,5-1,5% от суммы контракта.


- И на этих консультациях заработали первый миллион?


- Да. Я был первым, кому университет предоставил право свободного посещения лекций. Это было очень ответственно. Потому что стоило сдать один экзамен на четверку, и ты лишался этого права. Зато на пятом курсе у меня появилась возможность купить легально заработанную «Волгу». Тогда студент на «Волге» - это было что-то из ряда вон выходящее.



- Когда вы сами начали организовывать поставки продукции?


- Было время тотального дефицита - лучшее доказательство неэффективности предыдущего общественного строя. Страна осталась вообще без ничего - не было мыла, стирального порошка, обуви, одежды и конфет. Шоколадных конфет не было, потому что в страну не поставлялись какао-бобы. И мы сказали фабрикам - раз вам не поставляет бобы «Союзплодоимпорт», тогда мы поставим. На 10% дешевле, чем запрашивали московские дельцы. Без предоплаты, потому что мы так составим договоры, что вы сможете оплатить по факту. И уже через год география наших поставок охватывала Калининградскую, Хабаровскую, Барнаульскую кондитерские фабрики.


- Как договаривались с поставщиками сырья?


- Ездили в Голландию и Бельгию к крупнейшим международным поставщикам. Когда они узнавали, что у нас есть полгода опыта поставок, то были счастливы с нами работать, потому что мы открывали для них новые рынки. В 1991 году мы закупили 4% мирового производства черного перца. Потому что знали, что будет рост цен на черный перец. Потом 70% этих закупок мы перепродали на западных рынках. И эта операция принесла первый миллион долларов.



- А кто был партнером по этому бизнесу?


- Игорь Кононенко, Сережа Зайцев, который сейчас возглавляет департамент ВЭД Roshen. Предельно талантливый человек из простой семьи, он четыре года подряд поступал в КИМО. Я благодарен Богу, что он был рядом со мной все эти годы.

Мы обеспечивали сырьем целый ряд украинских предприятий, пока в 1992-1993 годах не начался кризис неплатежей. Фабрики перестали рассчитываться, денежные отношения сменились бартером.

Оказалось, что вся твоя прибыль находится в долгах. Тогда кондитерские фабрики вместо денег стали предлагать готовую продукцию. Мы видели, что конкурентоспособность этой продукции низка, себестоимость завышена. Предлагали красным директорам оптимизировать структуру себестоимости. Закончилось тем, что в 1994-1995 годах мы были вынуждены брать на себя управление этими предприятиями.



Становление Roshen


- Это началось с Винницкой кондитерской фабрики?


- С нее в том числе. Когда мы приходили на Винницкую кондитерскую фабрику, у нее склады были забиты продукцией, и весь коллектив находился в отпуске за свой счет. И это не было государственное предприятие. В структуре Roshen нет приватизированных фабрик. Все фабрики были арендными, их приватизировали еще «красные директора» и трудовые коллективы. Мы приобретали их на вторичном рынке или в процессе банкротства. Люди приходили и просили - мы полгода сидим без работы, у нас нет денег.

Это только кажется, что FMCG - это внятный сектор. Половина советских кондитерских фабрик, расположенных на территории Украины, обанкротились.



- Сколько стоили тогда кондитерские фабрики?


- Десятки миллионов долларов. Это были большие деньги. За Винницкую мы заплатили $7 млн, притом что Полтавский ГОК стоил тогда $5 млн. Горно-обогатительные комбинаты в Донецке стоили $5-8 млн. Только к ним никто не допускал.



- В 1993 году вы создали компанию «Укрпроминвест». Как вы с партнерами распределили доли в ней?


- Открою секрет - у меня был контрольный пакет.



- Кто придумал название Roshen?


- Я придумал. Сказал жене, она меня поддержала. Я пришел на предприятие и предложил название Roshen. Все стали на дыбы, мол, это не брендовое имя, оно ничего не означает. Я спросил, а что означает Nestle? Это означает «гнездо», но ни у кого таких ассоциаций не возникает. Давайте сразу ставить перед собой амбициозные цели.

Сегодня я могу утверждать, что у нас - лучший бренд страны и самая профессиональная команда. У нас лучшие технологи Европы, лучшие лаборатории. Мы убедились в этом, посетив лаборатории лидеров европейского рынка.

- А вы интересовались историями ведущих кондитеров мира? На опыт кого-то из них ориентировались?


- Я знаю их истории. Но никто не был для нас образцом. Ни из одной компании мы не сотворили себе кумира, потому что в каждой из них видели недостатки, что-то неприемлемое для нас. Например, слишком дорогое или слишком дешевое позиционирование, технологические или маркетинговые приемы.

Никто не может сказать, что Roshen кого-то копирует. Зато я с гордостью могу сказать, что сегодня уже копируют нас.

К нам приезжала делегация европейских школьников, попросили посетить кондитерскую фабрику имени Карла Маркса. Там во дворе расположен бюст Карла Маркса. Экскурсовод спросила - знаете, кто это? Дети ответили, что это немец, который основал здесь производство конфет. Наверное, это хорошие ассоциации.



- Зачем вы стали покупать сахарные заводы? Строили вертикально интегрированный холдинг?


- Да. Потому что в условиях тогдашнего рынка ты не мог гарантировать своевременное получение качественного сырья. Но сегодня сахарное производство не принадлежит Roshen. Это разные центры прибыли. Roshen всегда брал сахар дешевле, чем «Агропродинвест» ему предлагал. Но в Roshen всегда знали, что если доступ к качественному сырью будет затруднен, всегда можно будет обратиться в «Агропродинвест». Под Roshen на Гайсинском заводе была построена специальная технология по производству сахара для кондитерской промышленности.

Roshen не мог купить настоящее вологодское масло для Киевских тортов. Поэтому мы вынуждены были наладить его производство на Бершадском молочно-консервном комбинате. Там жесткий контроль качества входного сырья и качества технологии.

В 2009 году я был вынужден выйти из состава акционеров автомобилестроительной компании «Богдан». Мы с партнерами обменялись акциями, я забрал акции Roshen в обмен на акции «Богдана».



- В прошлом году ходили разговоры, что Roshen продается.


- (Улыбается.)



- К вам ходят потенциальные покупатели?


- Ходят. Но родина, Roshen и прочее не продается.


Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.