15-04-13

Новость об отстранении Дениса Матвиенко от руководства балетной труппой Национальной оперы Украины на прошлой неделе вызвала волну возмущения. Хамства и "местячковости" администрации Оперы не поняли не только коллеги и поклонники Дениса, но и люди, далекие от балета.

В интернете тут же начали собирать подписи в поддержку Матвиенко, а под статьями писали комментарии в стиле "нет пророка в своем Отечестве".

Как будто вместе с Денисом пощечину получили талантливые и успешные украинцы, однажды отважившиеся изменить что-то к лучшему в своей стране, несмотря на успех и признание за рубежом. Но родная страна их продолжает отвергать.

Еще недавно казалось, что у Матвиенко все получилось. Впервые в репертуаре Национальной оперы появились современные постановки, а залы заполнились не только школьниками и приезжими. Благодаря новым премьерам и постановкам западных звезд Киевская опера появилась на карте мирового балета.

"Украинская правда. Жизнь" поговорила с Денисом о его последней попытке вывести украинское искусство на новый уровень.

Денис Матвиенко: Война таланта с бездарностью была всегда. Давайте верить в лучшее


АРТИСТЫ В МЕНЯ ПОВЕРИЛИ, А ТЕПЕРЬ ОНИ ОСТАЛИСЬ У РАЗБИТОГО КОРЫТА

- Прошло несколько дней с момента вашей пресс-конференции. Была ли какая-то реакция со стороны руководства после ваших публичных заявлений?

- Руководство Национальной оперы считает, что на протяжении полутора лет я не был руководителем труппы, а был просто солистом. Они утверждают, что за это время я не поставил ни одной постановки в театре.

Это полное противоречие, потому что если я солист театра, почему я должен был делать какие-то постановки? Даже если я был художественным руководителем, я тоже не должен делать постановки, я не балетмейстер! Я организатор и артист.

Изначально мне выдали документы с перечнем моих обязанностей, согласно которым я должен был повышать профессионализм артистов, осуществлять обновление репертуара и так далее. Там не сказано, что я должен что-то ставить.

Тем не менее, за год я осуществил 10 проектов. Это постановки Radio&Juliet, "Класс-Концерт", "Шопениана", "Видение розы", Quatro. Я привозил Нино Ананиашвили, "Королей танца", Complexions, делал бенефис с Филиппьевой, премьеру "Баядерки". Получается, по одному проекту в месяц. Этого мало? По-моему, этого даже чересчур много.

- Вам удалось поговорить с гендиректором Петром Чупрыной, вы прояснили свой статус в Национальной опере?

- На сегодняшний день я остаюсь в статусе ведущего солиста балета Национальной оперы Украины. Мне пока не удалось поговорить с генеральным директором. Мы договорились о том, что после моего возвращения с гастролей, 29 апреля, мы встретимся и найдем что-то… даже сам не знаю, что это будет.

Я ведь сам не хотел всего этого. Я понимаю, что на любой войне всегда страдает третья сторона – в данном случае, зрители и артисты.

- Что теперь будет с артистами, которые были в вашей команде? Приходилось слышать, что многие уйдут за вами в случае, если вас не будет в Опере

- Мне звонят, пишут артисты, что они не видят смысла своего нахождения в театре без меня. Но я не преследую этой цели, я не хочу разрушать киевскую оперу, ни в коем случае.

Поймите, с моим приходом в театр появилась стратегия его развития, я ее реализовывал, и артисты в меня поверили. Теперь они остались у разбитого корыта, я их понимаю. Я человек свободный: развернулся и уехал, а им тут работать.

Кроме того, артисты не довольны тем, как поступили со мной. Они собирают подписи в мою поддержку. Хотя, поверьте, я их об этом не просил, я вообще сейчас нахожусь на гастролях.

- Петр Чупрына прокомментировал ваше увольнение, сказав, что вы раскололи коллектив. Это правда? У вас был конфликт с артистами?

- Это абсолютная неправда. Вы можете узнать об этом у артистов. Конечно, в любом коллективе всегда есть люди, поддерживающие стратегию развития театра и не поддерживающие. Это нормально. Но ни для кого не секрет, что за эти 1,5 года профессиональный уровень артистов вырос, о театре заговорили. У нас полные залы.

Поэтому говорить о расколе просто смешно. Раскол – это когда спектакли идут на плохом профессиональном уровне или вообще не идут. А когда я выхожу на сцену, меня принимает и зал, и артисты, и оркестр.

Я НЕ ВЫДУМЫВАЛ ВЕЛОСИПЕД. Я БРАЛ ЛУЧШЕЕ ИЗ ОПЫТА МИРОВЫХ ТЕАТРОВ

- Когда вы пришли в Национальную оперу в качестве руководителя балетной труппы, что вы увидели? Что собой представляла Опера?

- Я знаю Национальную оперу очень давно, я вырос в этой школе. И могу сказать, что на протяжении 20 лет там не происходило ничего. Стоящие премьеры, которые проходили в Опере за это время, можно пересчитать по пальцам. Те же спектакли, которые ставились в 1995 году, шли до моего прихода.

Ну не может такого быть! Это неприемлемо для первого театра страны, который должен идти в ногу со временем и выводить наше искусство на мировой уровень.

- В одном из интервью вы говорили, что начали с ужесточения дисциплины. Вам пришлось даже уволить нескольких людей за пьянство. Для вас это было шоком, или вы прекрасно представляли украинские реалии?

- Для меня не было это шоком. Я знал этот театр от А до Я и был готов к таким вещам. Но, извините, когда человек выходит на сцену пьяный… Дело ведь не только в том, что он сам нетрезв. Но он несет ответственность за других – он танцует с партнером. В конце концов, мы говорим о жизни и об опасности получить травмы! Есть хорошая поговорка: можно пить до работы, после, но не во время.

Предыдущий руководитель балетной труппы настолько ее распустил, что люди не всегда понимали, что они делают. И это не вина артиста. Они не знали, как нужно работать и соблюдать дисциплину.

- Какие еще ваши решения наталкивались на сопротивление?

- Придя в театр, я написал стратегию развития на ближайшие 5 лет, но она не была поддержана гендиректором. По сути, полтора года я терпел и выжидал. Поверьте, я рациональный человек. Карьеру я тоже строил с мозгами, поэтому она удалась.

Это как бежать стометровку. Ты знаешь, что тебе нужно разбежаться и приложить огромные усилия, чтобы победить. Я готов бежать эту стометровку, я знаю, как победить. Но если я с первых метров старта понимаю, что это бессмысленно… Я это понимал, но все таки побежал. И я думаю, что за это время смог сделать что-то хорошее для театра.

- Совершали ли вы ошибки на этом пути? Возможно, вы что-то делали не так, дергали не за те ниточки, наступали кому-то на мозоли…

- Конечно, ошибки были. Я же человек. Но не ошибается тот, кто ничего не делает. Естественно, сейчас я бы что-то сделал по-другому, но я не вижу своего проигрыша. И реакция руководства как раз говорит о том, что у меня получилось. О Национальной опере заговорили. Это факт.

- Как вам это удалось? Были ли приняты какие-то ключевые решения, которые начали менять ситуацию?

- Поверьте, я не выдумывал велосипед, я руководствовался своим опытом. Я много сотрудничал и с европейскими, и с российскими театрами – Большим, Мариинским. Они уже давно идут по этому пути. Я постарался взять лучшее и правильное из того, что они делали.

Я НЕ ПОКИНУ УКРАИНУ. НАДЕЮСЬ ЕЩЕ МНОГОЕ СДЕЛАТЬ ДЛЯ УКРАИНСКОГО БАЛЕТА

- После последней неудачной попытки вы еще верите в возможность вывести украинский балет на мировой уровень?

- Я действительно очень хочу, чтобы театр процветал – со мной или без меня. Чтобы были компетентные, молодые, трезвомыслящие люди. Важно понять: то, что мы делаем сейчас, скажется на театре через пару лет. То, чего мы не делаем сейчас, тоже скажется через какое-то время.

Я могу сказать только одно: я не покину Украину, Киев, потому что я уже много сделал для украинского балета, и буду продолжать делать. Надеюсь, у меня получится делать это в театре, я верю в это. Но сказать: "Да, конечно, все получится" я не могу. Я слишком рациональный человек, чтобы разбрасываться громкими фразами.

- В какой ситуации сейчас находятся молодые украинские танцовщики, которые выходят из балетного училища, каковы их перспективы в Украине? Советовали ли бы вы им уезжать заграницу и делать карьеру там, или все же оставаться?

- Украинские артисты - очень талантливые и перспективные. Я бы не хотел, чтобы они уезжали. Но при том, что существует сейчас в театре и за тот короткий срок, который нам отпущен в карьере, я бы на их месте сделал именно так. Но если бы у меня была поддержка руководства Оперы и возможность, за два года я бы привел театр в порядок. Я это говорю абсолютно честно и ответственно. Я знаю, как это сделать.

- Каково вообще отношение украинцев к балету? Чем мы в этом смысле отличаемся от европейцев?

- Наш зритель отличается человечностью и душевной добротой

- Вы все чаще обращаетесь к современной хореографии при том, что вы сильны в классике. Что вам ближе - балет под Radiohead, или под классическую музыку?

- Классика всегда должна быть, мы всегда будем любить Моцарта, Бетховена, Вивальди. Но современная хореография – это то, что чувствуют люди сейчас. Мы должны идти в ногу со временем, весь мир это делает. Тогда развивается балет, артисты. Нельзя все время прозябать в прошлом. Зачем, если есть интересное будущее?

- Вы говорили о том, что руководство оперы создало систему, при которой "то что хорошо – то плохо, потому что нужно быть середнячком". Это очень напоминает поговорку про украинцев: "Моя хата скраю". Но в чем логика таких действий, вы поняли, почему так?

- Да, есть что-то такое… Думаю, нужно обратить внимание на тех людей, которые руководят культурой в этой стране. У нас много талантливых людей, которые могут создать контраст на фоне тех, кто всем руководит. А война между талантом и бездарностью была всегда.

- И кто победит? Вы в какой сценарий верите?

- Давайте верить в положительный исход.




УДАЧА ПРИХОДИТ К ТЕМ, КТО ТАЛАНТЛИВ И МНОГО РАБОТАЕТ

- Что для вас означает слава? Чем вы платите за возможность быть звездой мирового балета?

- Наверное, чрезмерным вниманием людей. Я готов к этому, но это и плата. Иногда мне хочется, чтобы обо мне забыли и не вспоминали, не звонили. Но это невозможно. Я сам этого добивался, сам этого хотел. Балет занимает 90% моей жизни, и всего 10% остается на семью.

- У вас есть какой-то секрет, как выделиться из сотен танцовщиков и стать звездой мирового уровня? Какова роль удачи в этом процессе?

- Удача играет очень большую роль, как и талант, как и трудолюбие. Это как в притче про осла и морковку, которая висит у него перед носом. Он работает целый день, чтобы получить единственную морковку. И тут выходит какой-нибудь арабский скакун, погарцевал и получил миллион долларов. Это талант.

Не все могут стать звездами. Если ты не одаренный человек, то звездой стать невозможно. Но это ничего не значит, потому что в балете есть кардебалет, есть корифеи, есть первые солисты, вторые, ведущие, а есть "этуали". И все делают свою историю.

В моей карьере была огромная работа, талант, которым наградили меня Боженька и родители, и удача. Но я считаю, что удача просто так не приходит, она приходит именно к тем, кто много работает и кто талантлив.

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.