21-11-09

У следователей с таким стажем, как у Александра Шацкого, имеется в запасе достаточно интересных детективных историй. Ему приходилось вести резонансные дела серийного убийцы доктора Шпилевого и токмакского Паши-казачка.

Но наш интерес к Александру Шацкому был обусловлен совершенно конкретной криминальной историей. Дело в том, что в 1995-1996 годах А.Л.

Шацкий, курируя деятельность спецподразделений и, в частности, управления по борьбе с организованной преступностью, расследовал громкое бердянское дело – дело Е.И. Шаповалова.

Сам нынешний бердянский градоначальник утверждает, что дело против него было сфабриковано, что посадили его за хранение оружия, а вооружить свою охрану его заставили покушения на его жизнь.

И кто же, если не прокурор, который вел тогда дело Шаповалова, может ответить на все вопросы, связанные с этим резонансным делом, рассказать обо всех нюансах расследования?

«Если бы у нас был свой ум, то мы приняли бы закон о том, что человек, который когда-либо был судим за умышленные преступления против личности или хозяйственные преступления, не может занимать государственные руководящие посты.

Я понимаю, когда человек совершил преступление по неосторожности. У нас каждый может стать преступником.

Но есть преступления, совершенные по неосторожности, а есть умышленные преступления.

У нас же есть те, кто уворовал миллионы, из директора завода стал его хозяином, купил себе еще Героя, купил себе депутатский мандат. Аллеи их стоят, мы – дураки – памятники им ставим… А фактически…

Я считаю: они могут быть преуспевающими бизнесменами, гениальными конструкторами…
Я не знаю, кем еще… Но быть Президентом, Премьер-министром, спикером Верховной Рады, губернатором, мэром такие люди не должны!

Ну, из 46 миллионов мы можем найти десяток или тысячу, пусть не столь умных, но хотя бы не столь грязных»


Александр Шацкий

Александр Леонидович Шацкий родился 10 сентября 1954 года в г. Снежное Донецкой области. Начинал трудовой путь в шахте, служил в рядах ВС СССР. С 1977 по 1981 учился на судебно-прокурорском факультете Харьковского юридического института им. Дзержинского.
По распределению попал в Запорожскую область.

С 1981 по 1985 – следователь прокуратуры Васильевского района.
С 1985 по 1995 – прокурор-криминалист прокуратуры Запорожской области («почти десять лет «отъездил» по убийствам»).
С 1995 по 2002 – начальник прокурорского отдела по надзору за спецподразделениями.
В период с 2002 по 2005 работал заместителем прокурора сначала г. Запорожья, затем АР Крым.
В 2005-2006 – прокурор Запорожской области. Старший советник юстиции, заслуженный юрист АР Крым, кавалер знака «Закон и честь»


– Александр Леонидович, вот сейчас, по прошествии стольких лет, можете откровенно высказать свое мнение как юриста с огромным стажем, как человека: заслуживал ли Евгений Шаповалов того, чтобы оказаться в местах лишения свободы? Или это было «скользкое» дело, которое в зависимости от заинтересованности определенных высокопоставленных лиц могло закончиться и реальным, и условным сроком?

– Давайте я расскажу все, что мне известно по этому делу. Сейчас уже по нему нет никаких тайн. А читатели вашей газеты пусть сами для себя ответят на тот вопрос, который Вы задали.

Начнем с того, что Евгений Шаповалов мог оказаться за решеткой еще в советские времена.

Было большое уголовное дело по райбыткомбинату, где Шаповалов был мастером, по-моему, или кем-то… ну, средняя фигура.

Что такое бытовик? 10 пар обуви сделали: одну официально – девять неофициально. Как только обувь продали – накладные на эти девять пар порвали, а деньги поделили. Поэтому бытовики жили нормально.

И Шаповалов был в этой теме. Но занимал довольно-таки…ну, мастер, мне кажется, мастер.
В тот период он скопил какой-то определенный капитал.

Но потом этих бытовиков накрыли, было большое дело, которое расследовало УВД области. И Шаповалов, как фигура средняя, оказался в ситуации…можно туда – можно сюда.

Его закрывали на несколько суток, чем Геша потом хвастался, что он же никого не сдал, когда его закрывали.

Его тогда защитил начальник бердянской милиции. Фамилию сейчас уже не помню точно – то ли Карабан, то ли Карабань.

И Шаповалов остался на свободе. Когда верхушку быткомбината срубили, он остался чуть ли не самым главным и стал директором этого быткомбината, или кем там стал – не знаю. Я не вел то дело, потому все его подробности мне неизвестны.

А затем, когда пошли эти кооперативы, когда мы начали перестраиваться, когда Горбачев начал встречаться с аферистами, которые со своей зарплаты партвзносов несколько тысяч могли заплатить, Шаповалов всплыл на поверхность, создав свой кооператив.

Но по-настоящему Шаповалов получил силу и влияние при мэре Бакае. Была информация, что мэр на охоте, мэр на рыбалке – и все это вместе с Шаповаловым.

Они сблизились, потому что власть была голая, нищая, босая, а хотела не только ручку и бумагу иметь, но и сладко пить, есть, спать в тепле.

И не только власть. Также и милиция, и суд. А кто это мог дать? Только люди, у которых были деньги. Деньги оказались у Шаповалова.

Тогда же в Бердянске начали организовывать Союз промышленников и предпринимателей.

Эту организацию возглавил Шаповалов и, занимая этот общественный пост, начал подминать под себя весь бизнес города.

На следствии нам многие рассказывали, что если кто-то хотел заняться каким-то делом, открыть киоск или мастерскую и приходил в горисполком, то секретарша его спрашивала: «А Вы у Евгения Ивановича были?» – «О!

А кто такой Иванович?» – «А вот Вы пойдите по такому-то адресу на проспекте Ленина. Если Евгений Иванович разрешит, тогда приходите и приносите документы».

Шаповалов же ничего не чурался: взятки, поборы. В общем, вся разрешительная система работала через него.


– Но это то, что Вам стало известно в ходе расследования. А как вообще возникло дело Шаповалова?

– Весь сыр-бор в Бердянске разгорелся из-за того, что нашлись бизнесмены, которые не захотели «лечь» под Шаповалова. Это были выходцы из советской партийной и комсомольской номенклатуры – бывший второй секретарь горкома партии Валерий Баранов, бывший первый секретарь горкома комсомола Николай Ющенко, которые благодаря своим связям получили возможность организовать свой бизнес.

В частности, Ющенко получил контракты Первомайского завода и продавал жатки в Татарстан – брал их на заводе по государственной цене, а продавал уже по рыночной. Откуда и первый капитал пошел.

Естественно, эти люди, бывшие первые лица города, не собирались что-то там согласовывать с Шаповаловым, попадать в какую-то зависимость от него и организовали свой круг «по интересам».

Почему свой наезд на эту группу Шаповалов начал с Ющенко?
Дело в том, что Николай Ющенко начал строить свой дом наверху, перед спуском к проспекту Ленина. И кто-то сказал Шаповалову: «Слушай, ты там где-то, тебя не видно.
А этот на виду у всего города, как церковь, поставил, весь город на него смотрит-молится». И Шаповалов начал давить на Ющенко, требовать с него деньги.

Они пытались бороться своими путями, но Шаповалов кричал: «Все у меня в кармане: и милиция, и прокуратура, и КГБ, и министры, и капиталисты…

Я все контролирую». Но так как угрозы не действовали, и, пользуясь тем, что оказывал помощь милиции,

Шаповалов начал требовать от начальника городского отдела милиции Тихоненко посадить Ющенко… за его строптивость.

Ну, Тихоненко объяснил, что не за что его сажать – как тут посадить?
И тогда Шаповалов со своим, прямо скажем, средним умишком, организовал покушение на свое убийство. То, что там не было никакого покушения, я говорю совершенно ответственно, потому что мы все это подробно расследовали.
Покушение было инсценировано с одной целью: дать милиции повод для задержания Николая Ющенко и продолжать давить на него, требовать деньги.

В результате Ющенко посадили в камеру, и Шаповалов приходил к нему, минуя всех, нигде не регистрируясь.

Вот если я приходил к подследственному, мой приход везде фиксировали. А Шаповалов приходил в камеру к Ющенко запросто. Был там следователь, которого Геша называл не иначе, как «мой следователь» (фамилию его я уже не помню), он действительно вел все дела, так или иначе связанные с Шаповаловым.

Оказавшись в камере, Ющенко поверил в то, что Шаповалов купил всех и вся, и согласился выполнить требования Геши – заплатить ему.

После того, как Ющенко заплатил, его выпустили. Но аппетиты Геши росли, и он захотел забрать у сломленного Николая Ющенко все: и бизнес, и контракты, и дом.
И в этой ситуации кто-то из «комсомольцев» вывел Ющенко на СБУшника, который сам бердянский, но работал тогда в СБУ в Киеве. Ему пообещали помощь.

Но буквально дня через два его вызывает Геша к себе.

Но Геша же не просто сам с ним общался, а со своими бандитами: какого-то чеченца из Москвы специально выписал, были там тот же Епихин, который держал общак бердянской зоны, тот же Авагян…И вот тогда доведенный до крайности Николай Ющенко все-таки решился последовать совету – обратиться в УБОП, хотя уже и не верил, что кто-то сможет его оградить от наездов Геши.

Попал он на заместителя начальника управления по борьбе с организованной преступностью Захарова. Захаров принял от него заявление, в котором описаны все эти события.
Причем условие Ющенко было поставлено такое: нам все равно, тот виновен – он сядет, ты виновен – ты сядешь.

Вот после этого заявления и началась отработка Бердянска, вследствие которой и появилось дело Шаповалова.

– Александр Леонидович, раз уж договорились без тайн, то давайте без тайн. Можете поподробнее рассказать о тех действиях, которые были предприняты УБОП по отработке Бердянска?

– Тут действительно много интересного. Вступивший тогда в силу Закон «Об основах борьбы с организованной преступностью» расширил наши права и позволил применять новые методы борьбы.

Когда я пришел на должность надзирающего за действиями УБОП прокурора, то сказал буквально следующее: «Закон впервые дал нам возможность подслушивать, подсматривать.
Недостаточно? Еще отслеживаем. Задача: взять с поличным. Потому что там, где сто эпизодов взяток, но о них только люди говорят, то это еще не приговор суда. А вот если 99 эпизодов прошли, а на сотом взяли с поличным, то есть уверенность, что и остальные 99 эпизодов пройдут по суду».

И во многом благодаря возможностям, которые дал этот закон, мы не позволили развернуться тогда организованной преступности.
Я не скажу, что это заслуга только УБОП – это результат совместных действий и УБОП, и милиции, и прокуратуры.

Но в деле Шаповалова были некоторые особенности. На въездах в Бердянск тогда стояли постоянно действующие посты ГАИ. И если ехала машина с обкомовскими, прокурорскими или милицейскими номерами, то немедленно об этом докладывалось Тихоненко.

Поэтому руководившие оперативной разработкой Бердянска Першаков и уже покойный Колесников и их подчиненные оперативники ездили на разбитых «Жигулях», «Москвичах» и мешок картошки на багажнике возили, мол, к теще едем – ведь на постах ГАИ довольно часто останавливали машины с иногородними номерами.

В результате о том, что «шестерка» работает в Бердянске, не знал никто, за исключением одного человека. А ребята работали с аудиоаппаратурой и на видеокамеру все снимали. Разработка проводилась несколько месяцев.

И к двадцатым числам декабря оперативники были уже готовы. Причем они зафиксировали не только вымогательства с Ющенко, не только избиения Ющенко в Гешином кабинете, но, что лично меня удивило больше всего, – это то, что сам Шаповалов бил Ющенко.

Для меня это как-то дико. Но если ты такой крутой, то зачем? Для меня бить кого-то – вообще в рамки не вписывается, но бить самому, когда вокруг стоят мордовороты?

Я считаю, что это низость, мелочность, это как раз бескультурие. Говорят: чем меньше ума, тем больше кулак. Это и ментов касается, и кого угодно.

Оперативники зафиксировали и Тихоненко, который говорил Геше: «Ты прекрати этим заниматься, потому что приедет Захаров – ты сядешь. Ему все равно, кто ты, ему без разницы все твои связи».

Почему Тихоненко впоследствии и сбежал из Бердянска, точнее, ему дали сбежать. В его действиях был состав преступления: он знал обо всем, что происходило, и ничего не предпринимал, а потому должен был сесть за соучастие.

– То есть уже в декабре 1995-го у Вас были все основания для задержания Евгения Шаповалова. Но, насколько мне известно, арестован он был только через полтора месяца. Почему?

– Ну, вы же знаете нашу систему. Мы же в стране дураков живем. Подведение итогов, отчеты, анализы – кучу бумаг надо писать.
А дело-то серьезное. Не хотелось его загубить. Потому мы собрались с оперативниками и руководством УБОП, и я попросил оперативников немного растянуть, проконтролировать ситуацию хотя бы до середины января.

В то же время мы разработали план операции. Решили, что возбуждаем уголовное дело, я беру санкции на обыски (тогда еще прокурор давал), выезжаем группами.

Определились и с составом: сколько берем, кого берем, откуда берем, чтобы нигде не просочилась информация, чтобы даже в УВД области об этой операции никто ничего не знал.

А вымогательство – это милицейская подследственность, потому к подбору следователей подходили крайне тщательно: какой следователь – опытный-неопытный, продажный-непродажный.

Но даже здесь решили перестраховаться и санкции на обыски решили запечатать в отдельные конверты с указанием: вскрыть там-то и тогда-то.

Но 7 января 1996 года вся область проснулась с известием о серии убийств в Энергодаре, на Скельской трассе. Всего за ночь было обнаружено 7 или 8 трупов.
Это сейчас мы знаем, что убийцей был Оноприенко.

А тогда прокурор области мне сказал: «Ты главный по убийствам. Бросай все – и вперед в Энергодар. Убийца не пойман, и неизвестно, что может еще произойти». И в Энергодар на поимку серийного убийцы были брошены все силы, а дело Шаповалова пришлось отложить.

Мы почти месяц жили в Энергодаре, даже домой не имели возможности съездить. Начинались оперативно–розыскные мероприятия с раннего утра, а заканчивался день оперативкой около часа ночи.

Вернуться к бердянскому делу вынудило изменение ситуации.
Ющенко по нашей команде перед Новым годом уехал из Бердянска по путевке, по-моему, в Трускавец. Но в конце января он вернулся в город, и Геша начал тянуть его к себе на косу.

А что такое коса? Море слева, море справа, одна дорога, и проконтролировать ситуацию невозможно. Могло произойти все, что угодно.

И тогда мы решили действовать. Операция была подготовлена, пакеты запечатаны, группам дали команду и выдвинулись в Бердянск.

Продолжение следует

ДОСЬЕ А.В.

http://dosie-av.zp.ua/index.php?option=com_content&view=article&id=103:2009-11-19-21-13-04&catid=1:latest-news&Itemid=50

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.